in the name of justice
17 March
Сижу, значит, на практике. Присматриваю за глухими и слабослышащими третьеклассниками, которые спокойно делают домашку (дело было на продленке). Чтоб вы знали, жестовым не владею. Дактилирую со скоростью черепахи, а смысл продактилированного другими понимаю так же быстро, как доходит до утки.

И вот оборачивается ко мне один мальчишка, шебутной до безобразия. Ну, думаю, сейчас тетрадку покажет, чтобы проверила, или еще что-то в этом роде. Ага, конечо. Он открывает рот, приподнимает правую руку так, чтобы я ее видела и начинает что-то спрашивать. Глотает гласные, быстро-быстро дактилирует. Я медленно офигеваю. Всерьез подумываю сползти под парту и просидеть остаток вечера там. Однако с горем пополам смысл вопроса понимаю.

Понимаю, что он спрашивает. Но не понимаю, как ответить. Все дактилемы моментально вылетают из головы, а мозг радостно формулирует ответ на устном английском.
На устном английском.
Слабослышащему третьекласснику.

Думала, взвою. Такой тупой никогда еще себя не чувствовала.
4