никто не услышит
zebra-v-palto
01:55 - 04:30
Ну вот теперь и думай, как начать, стоит ли вообще, и как бы не растечься мыслию по древу, ибо последствия чреваты не просто недосыпом, но и бессонной ночью. А я все-таки хочу суметь завтра встать на работу, приехать, по возможности, без опозданий, не засыпать на ходу и еще желательно быть полной сил на целый день. А вот это важно. Важно все-таки сесть и написать не то чтобы повседневку в привычном моем понимании, ибо очень уж давно я их не писала, а скорее краткий итог сегодняшнего не в меру наполненного позитивными эмоциями и мелкими радостями, однако обыкновенного, рутинного дня. Ведь что сегодня было то? Работа да учеба, говорить не о чем. Но вот я иду домой от дмитровской, приплясывая, держу сканер в руках, деплою порталы, глифую, и так радуюсь, будто это не привычная игрушка, в которую я уже полтора года упарываюсь, а нечто совершенно новое, интересное, и потому вполне законно радуюсь. Ставлю моды и тоже радуюсь, вот же как здорово, из муфги наконец-таки выгрузила кш, скоро можно будет снова озаботиться и подумать, где бы достать говномодов. А дома шестой портальчик с двумя восьмыми резами и ахой, прелесть какая, пофармить смогу. И ведь действительно фармлю, с таймером раз в пять минут и врмх, и тоже, невероятно, радуюсь. Как будто и не было этого ощущения, что ингресс кончился и полного отсутствия желания хоть сколько-нибудь времени на это тратить.

Это все, скажем так, побочные эффекты поразительно счастливого состояния. Хей, ну ты чего, не плачь. Расчувствовалась тут, понимаешь ли, глупенькая. И спрашивает еще: “я что, правда могу быть счастливой? Правда? Правда? Нет, ну скажи, правда?” И не верит. Улыбается и, кажется, скоро будет слезки вытирать, придется за платочками вставать. Из теплой кроватки. Ужас. Сдержись уж, постарайся. Лень ведь сильнее желания выплеснуть эмоции. Или нет?

А ведь тоже не важно. Нет. Важно совсем другое. Мне важно чувствовать радость, важно улыбаться, радоваться мелочам, пребывать в состоянии воодушевления и/или вдохновения, порываться заняться полезными, действительно полезными и хорошими делами. Сегодня снова читала ту книжку, ну, которую нам на домашнее чтение по инглишу дали. Цыц, не плакать, сказала же. И пока что поняла из нее только одно: положительное обязательно надо фиксировать в текст. Вот поэтому, несмотря на время, я села таки писать. Теперь осталось только разгрести кучу сегодняшних маленьких хорошестей, и не слишком увлечься в ходе повествования.

Нет, ну сегодняшний день просто не мог быть плохим. Никак, категорически. Потому что он начался с Китая. Ну как бы так объяснить. Я собиралась поехать в Китай, меня ведь Леун звал, а Китай - это же Китай! Ну как я могу не согласиться? Мне бы и в голову не пришло. Нет решительно ничего важнее путешествий. И приятнее. И интереснее, да, главное, что интереснее нет ничего на свете. А тут. Да это же мечта. В общем, сделала я подписку на снижение цен на февраль-март, поставила диапазон дней на 13-21, и принялась ждать и бояться. А вчера увидела письмо-оповещение с билетами за 20к, с прямыми рейсами безо всяких утомительных пересадок, да еще и почти на весь март: 7-27. Офигела, сделала скрин и отправила Леуну, чтобы посмотреть, не против ли он, если я свалюсь к нему на голову в эти даты, да еще и на целых 20 (!!!!) дней. В Москве было около полуночи, значит, в Гуанджоу около пяти утра, и Леун, конечно же, спал. А вот утром, еще не продрав глаза ото сна, я заглянула в телеграм, и там были непрочитанные сообщения от него. Я, как всегда, проспала на работу, в этот раз чуть больше, чем было бы позволительно, и встала уже в восемь утра. И все-таки уцепилась за билеты в Китай. Как и все подобные решения, это тоже было внутри меня принято мгновенно, просто поняла, что хочу, и надо именно сейчас, и надо именно эти билеты, и ждать больше не стоит. Деньги ждут на карточке, Леун согласен, осталось только начальство спросить. С этой мыслью я закрыла ноутбук с браузером открытым на странице покупки билетов, с полностью заполненными формами, где оставалось только нажать что-то вроде “дальше”, спешно собралась, не выпив даже стакан воды, и убежала на работу. При первой же возможности позвала Надежду Александровну на пару слов, сказала про билеты, получила разрешение с тем, чтобы предупредить коллег, вернулась в узи-кабинет, радостная, чуть не прыгая от нетерпения, достала ноут, завершила покупку. Пока еще поверить не могу. И не поверю, пока не прилечу, уверена. Знаю я это свое “не верю”, когда в жизни происходит то, что я не могу воспринимать никак иначе, кроме как чудеса. Чу-де-са. Распланировать надо будет все досконально, чтобы и правда получилась поездка мечты, сделать все, чтобы получилось именно так. А впереди ведь еще целых четыре с половиной месяца. Огромный срок для моей нестабильной и безумной жизни. Купить не успела, а уже испугалась, как же это я так, заранее, опрометчиво. С Леуном поделилась беспокойством. А друг заставил меня крепко задуматься, и, кажется, перевернул меня на весь последующий день. А лучше пусть это продлится как можно дольше. Только тссс, Лина, Линочка, дорогая, не слишком на это рассчитывай, ладно?

Ну, почему я так испугалась вполне понятно: я ведь со всей своей депрессией, апатией, со всеми своими психозами, паниками, внутренними и выплескивающимися наружу истериками, нервами, страхами, я ни в чем не уверена, и не могу быть, и даже если бы могла, то сама бы себе не позволила, очень уж шаткая, хрупкая, слабая. Совсем недавно писала, что не просто не уверена в своей способности доучиться до конца семестра и второго курса, но почти стопроцентно уверена, что единственное, что может помочь мне этот второй курс таки закончить, это невероятное чудо. И что вслед за учебой, в случае чего, тут же похеривается заодно и работа, а там следом и весь уже ставший привычным строй жизни. Но. Даже не так. Но! Нет, ну хоть кто-нибудь понимает, что я сегодня сделала, и что это значит, а? Я! Купила! Билеты! На, сука, март месяц! И Леун абсолютно прав, теперь я просто обязана, не для кого-то другого, а только лишь для самой себя сделать все, что могу, и больше, гораздо больше того, что могу, чтобы в моей повседневности ничего не изменилось, чтобы я осталась в том же ВУЗе и на той же работе, благополучно сдала сессию, получила свои зарплаты за каждую предстоящую рабочую неделю, сняла свои проценты со счета в банке на учебу, и получила от поездки максимум, и даже сверх него. Потому что, верно, нет ничего важнее путешествий. И я в лепешку расшибусь, но в Китай поеду, и увижу все, что смогу, и прошагаю сотни километров, вероятно, по большей части с ингрессом (чертовы уники), и потрачу кучу денег на дорогу в те места, в которых никогда даже не смела мечтать побывать. Но все-таки. Все-таки. Нет, вы понимаете, а? Я купила билеты, я уже сделала шажок в пропасть, я сегодня изменила вообще все, изменив самое главное. Я создала себе смысл. Старый, но важный. Теперь мне нужно продолжать бороться не для того чтобы сохранить самостоятельность, не висеть на шее у мамы и не разочаровывать никого. Неееетушки, теперь мне это нужно чтобы накопить побольше денег на идеальное путешествие. А еще мне нужно вернуть способность радоваться и быть счастливой не из смутного ощущения, что то, в каком я состоянии это плохо, или что было лучше, или что могло бы быть лучше, или что мне хочется чтобы было по-другому, без мыслей о том <как>. Не плачь, дурочка. Проснулось что-то внутри, что всегда было, никуда не девалось, но просто спало. И это так потрясающе, что с минуты на минуту я все-таки не сдержусь и пророню пару-тройку слезинок. Проснулось любопытство. Нет, наверное, меня все-таки надо было назвать Варварой, как там мама собиралась, потому что любопытство это центральная черта моего характера, а на ней уже все остальное как-то там нарастает одеялками-слоями. Все дело именно в этом. Я столько лет сокрушалась, что ни разу не была в Европе, так хотела там хоть раз побывать, грустила, что у меня нет на это денег, мечтала, но не особенно надеялась когда-нибудь в сколько-нибудь обозримом будущем, а вот летом взяло и сбылось. Была совершенно безумная поездка на четыре дня и три города, насыщенная во всех смыслах. Но в ней не было восхищения в полном смысле, не было ни радости, ни счастья, не было вообще никаких ярких эмоций. Не потому что поездка была плохой, или я мало посмотрела, или мало впечатлений нахваталась. Совсем нет. Все получилось очень насыщенно. Но я как уехала несчастной, так и вернулась несчастной. Итак: я не хочу ехать в Китай несчастной. Я хочу поехать живой, настоящей собой. Хочу радоваться и быть счастливой. Хочу запомнить свои 20 дней в Китае на всю жизнь. Хочу, чтобы потом мне было о чем вспомнить, и было о чем рассказать. Хочу сама себе завидовать. Потому что тут есть чему завидовать. Потому что это охуитительно, то, что происходит. И я хочу это чувствовать. Не знать, не догадываться, а ощущать на полную катушку. И вот я возвращаюсь к самой себе, прямо сейчас, такой, какая я есть у себя, а не какой хочу быть. И у меня есть всего 4,5 месяца на то, чтобы заново научиться быть счастливой, радоваться, восхищаться, удивляться; чтобы учиться быть живым человеком с яркими эмоциями. Позитивными эмоциями. Да. Ну и вперед. И с песней, конечно. Главное, чтобы с песней.

И все остальные мои сегодняшние радостные мелочи, безусловно, меркнуть, в сопоставлении с такой глыбой, с которой начался самый радостный день за последние полгода. И все-таки это было только начало. И далеко не все, что я хотела здесь рассказать. И даже не главное.

После работы я прошлась до рабочки Ретти, снесла с врмх, привычно залампила с кш и +, сходила к набережной апнуть Цугцванг и уехала на новослободскую. Там моя дорога лежала по порталам в главный корпус универа и столовую, в которой я настолько крепко поселилась последние недели, что провожу там больше времени, чем где бы то ни было еще. И вполне этим довольна. Приспособилась. Сажусь у розеток, проверяю работоспособность, проверяю столик на предмет устойчивости, заваливаю соседний стул вещами, достаю ноутбук, раздаю мобильный интернет или подключаюсь к университетскому вайфаю, если он прилично работает. Проголодавшись, грею себе захваченные с работы остатки еды или покупаю что-нибудь перекусить там. Последние несколько дней настолько приспособилась, что беру с собой еще и одноразовые вилки-ложки-ножики-тарелочки-стаканчики, чтобы не смущать местную работницу претензией на дефицитные местные приборы и иметь возможность с комфортом поесть, выпить чаек (микроволновка и нечто с кипятком наличествует). Ох, как в сон-то клонит. а я ведь не хотела писать так много, но жанр повседневок все так же, видимо, самый любимый, и позволяет прекрасно плавать между потоками сознания, вываливая в текст подряд все мысли, которые кружатся в голове, вперемешку с какими-то мелкими событиями. Нет, ну ведь правда, о чем можно писать уже четвертую вордовскую страницу, описывая обычный будний рабоче-учебный день? А вот о том, например, как я читала за едой Кастанеду и радовалась, что взяла с собой в этот раз именно эту книжку, а Фрая оставила дома, радовалась, что продвигаюсь, и читать не трудно, радовалась, что вот, какая я молодец, поглощаю буковки. Или о том, как я благополучно закончила делать домашнее задание как раз незадолго до начала пары. Или о том, как я пошла наливать себе чаек, и, не удержавшись, сказала девушке, стоявшей рядом, что у нее классные дреды (а дреды действительно классные), разговорилась с ней, даже контактами обменялась с тем, чтобы продолжить общение. Мелочи, конечно, а как радостно, что я все это сегодня смогла. Что успела вовремя, и ведь какая молодец, прилежно занималась, вместо того чтобы… Да что угодно, убегать от учебы у меня получается гораздо лучше, чем справляться с ней. Даже если задание простое, и нужно просто перевести тексты и сделать пару-тройку упражнений. И ведь открыла рот, начала диалог сама, и предложила обменяться контактами. Ну, давай, искренне: ты молодец. Потому что с людьми сложно, потому что люди пугают, и не вступать с ними в контакт гораздо проще, чем пытаться. Поэтому, ну смотри же, даже малейший диалог это полноценный контакт и взаимодействие, и ты сегодня с ним справилась. Справилась! Я это слово написала, даже не заметила. Вау. Я могу с чем-то справляться. И с учебой тоже. Ох, опять слезы. Вспомнилось, как я сидела в той же столовой, и не могла заставить себя готовиться к зачету. Как отвлекалась на чаты, как писала Нитаю. Полгода. Целая вечность. Сейчас, безусловно, не сессия, но все-таки я молодец. Как же, оказывается, мне все это нужно: чтобы хвалили, замечали, даже самые мелочи. Потому что совсем это для меня и не мелочи. Правда ведь. И какая я молодец (ох, как бы не заржать в голос), что хвалю себя сама, раз уж никто другой не догадался. Только мама иногда. Она меня на эту мысль и навела, кстати. Похвалила там, где я и сама считаю себя молодцом, и оставила ошарашенную, одну. А я заметила, что ошарашило то меня в хорошем смысле. И попробовала сама. И увидела, что это хорошо. Хех. Потрясающе.

А вот и самое замечательное, финал сегодняшнего прекрасного дня (даже не боюсь уже использовать такие удивительные эпитеты). Учеба. Пары. Да, действительно, что могло меня так обрадовать на учебе? Ух, как же я устала, как я вообще завтра встану?.. Пить много черного чая… И никакого кофе. Жаль, что обещанный завтра выходной не состоится. Или не жаль? Может, если бы не это, сегодня был бы не настолько хороший день? Вчера я бы не написала пост, сегодня смотрела бы на мир другими глазами. Ведь каждый раз после больший потоков сознания или мысле-постов во мне что-то немного меняется. Да уж, стоит только закрыть глаза, и я мгновенно выключусь, но продолжаю упрямо писать. Потому что этого мне сейчас хочется больше, чем чего-либо другого.

Так вот, учеба сегодня - это моя маленькая победа. А может даже и не одна. И, возможно, даже не маленькая. Сегодня была очень интересная пара по английскому. И у меня уже нет сил рассказывать в подробностях, я себя таки измотала. Черт. Хорошо, тогда как могу. Основной темой сегодняшней пары была фонетика английского языка, но у и без того интересной системы звукоизвлечения (в полусне меня уносит в музыкальные термины вместо филологических, о как) было замечательное предисловие со схематичным изображением человека вне мира, наблюдающего со стороны и осознающего себя как нечто совершенно от мира отдельное, но способного при желании, если его что-то в этом мире не устраивает, подойти, исправить, сделать по-своему, и уйти обратно. А мир это такой кружочек, и вот в нем еще один человечек, который мыслит себя необходимым условием существования мира. И вот для первого “окружающий” мир на деле вовсе не окружает, а вот со стороны понаблюдать можно, а для второго мир настолько же иллюзорен, как и он сам, и если он прекратится, то и мир вместе с ним прекратит существование. Так вот, первый, наблюдатель, это русский человек и его менталитет, а второй это англичанин, хочется назвать его эгоцентричным, но очень уж негативный контекстуальный окрас имеет это слово, здесь же ничего негативного нет. И все это снабжалось иллюстрациями из языка, показывающими и доказывающими, что в языке это отражается, или что это формируется под влиянием структуры языка, или что язык и его структура сформировались подобным образом именно в соответствии с менталитетом (яйцо или курица?).

Это все, безусловно, замечательно, но, снова, дело не в этом. Самое потрясающее во всем этом то, что причиной этой лекции была я. По порядочку: у нас в этом году сменился преподаватель по английскому. Предыдущая мне нравилась, и я по ней скучаю. Но теперь я не жалею, я рада. В позапрошлый раз после пары я высказала преподавательнице свою мысль о том, что вот, нам бы фонетикой позаниматься. После филфака в ПСТГУ, после ОЮ, фонетики испанского и французского и одной маленькой попытки самостоятельно заняться фонетикой английского языка, быстро закончившейся капитуляцией (что было еще до ухода из ВУЗа), я к этому отношусь трепетно и требовательно. И абсолютно уверена, что филолог должен иметь идеально произношение хотя бы своего профильного языка. А за свое произношение мне уже очень давно стыдно, еще с того же ПСТГУ, я ведь стеснялась говорить с германцами на английском. И совсем не зря. Хотя это и приятно, что преподавательница в ответ на это уверяла меня, что у меня отличный американский акцент, и что она боится сломать то хорошее, что в нашей группе есть, и боится вмешиваться. Но после прошлой пары разговор продолжился, и она пообещала принести книгу, чтобы я почитала и позанималась сама. Но вместо этого. Да, это определенно победа. Потому что вечерка не подразумевает того, что дают дневникам. От нас не требуют, у нас мало часов, и мы в общем-то всем довольны. Но сегодня во мне проснулось кое-что совсем другое. Отчаянное, сильное, смелое и решительное, прямо как в старые-добрые, они самые. “Я ХОЧУ УЧИТЬСЯ!” - да с такой силой, что чуть сама себя не сшибла, и Джамала заодно, так, за компанию. Нет, ну вы понимаете, что вообще сегодня со мной творится?! Вместо того чтобы смотреть в потолок и страдать от своей неспособности хоть что-то сделать, вместо того чтобы бояться даже приступать, вместо того чтобы раз за разом думать о том, что я ничего не могу и ни на что не способна, боже, да осталось от этого всего сегодня хоть что-нибудь? Я хочу учиться, я рвусь учиться, я спрашиваю о домашних заданиях в конце каждой лекции, я уже думаю о том, чего еще я бы хотела узнать, о чем еще попросить преподавательницу, чтобы сделать занятия языком действительно результативными, чтобы превратить мое знание английского в хотя бы сколько-нибудь жизнеспособную структуру, подобную той, что дала нам ОЮ в испанском.

А после пары меня дождался Джамал, и мы вместе пошли к метро. Не критиковал то, что из-за меня у нас, вероятно, больше домашнего задания, чем могло бы быть, если бы я молчала. А на днях даже сказал, что рад, что я так немного веду преподавательницу (черт, да как же ее зовут-то, стыдобища), потому что сама она иногда теряется. Это пожилая женщина, которая для преподавателя языка, с учетом необходимости тесного взаимодействия со студентами, слишком плохо слышит, и ведет нас по учебнику. Но. Но! Шаг в сторону - и сразу видно, что она прекрасная, и то, что и сколько мы получим на этих занятиях зависит только от того, насколько мы хотим учиться. И да, простите меня за то, что я совершенно не чувствую ни сожаления, ни вины: я такая, какая есть, и я возьму все, что смогу. А я могу многое, у меня за спиной опыт года в ульпане с ивритом, полтора года испанского и столько же латыни, девять лет иврита и десять английского в московских школах, полгода французского. Я люблю языки, а еще у меня была ОЮ. И она была права, когда говорила, что я не смогу не учиться. Эта безумная тетка все-таки была права.

И нет, я, конечно, очень хотела бы, чтобы все было легко и просто, и начиная с настоящего момента я перешла в другое состояние и больше не возвращалась, и чтобы учиться снова было так, как раньше, и интерес, и упорство с любопытством, и рвение, вот это все. Но я не настолько наивна, я знаю, что сейчас это есть, а завтра (сегодня) утром (черт, аааааа, уже утро) проснусь, и хорошо, если от моего настроя останется хоть что-то. Очень-очень хорошо. И все-таки то, что этот настрой есть сейчас, впервые с тех пор, как я ушла из ПСТГУ - это восхитительно. Это мой маленький первый шажочек на пути к спасению. На пути к тому, чтобы снова справляться со своей жизнью. Вот что случилось сегодня. Я стала чуть-чуть менее беспомощной и несчастной. Хей, ну ты же уже поплакала сегодня, куда снова? Ах, да ну тебя, зануда. Она и есть. Еще и маразматичка впридачу. Но какая, к черту, разница? Ведь даже со всеми своими тараканами, страхами, даже сейчас я все-таки прекрасна. И я смогу верить. И смогу надеяться. Снова. Точно смогу. И улечу в Китай. Но для начала я лягу спать, благополучно проснусь в половину восьмого, отработаю, получу зарплату, все как полагается. А потом, если не найдется компании на джаз в хорошую республику, то поеду домой, по дороге зайду в аптеку за пластырями (когда-нибудь шрам, прикидывающийся мозолью, пройдет, и я смогу играть на ударке без боли). О, я домашку выжгла. Второй раз. врмх до бернаута, потом рхс и еще раз до бернаута. Долго я, но что поделаешь. Так вот. А завтра я зайду в сбер скинуть зп на карту, заберу из химчистки пальто и отдам его в починку, вернусь домой и разгребу весь этот бардак, приведу комнату в тот вид, в котором мне будет комфортно заниматься. И сяду за лингвострановедение, английский и пьесы к литературоведению. А может быть, чем черт не шутит, меня хватит еще и на то, чтобы хоть немного разобраться с ударкой. Посмотреть, что происходит с объявлениями о продаже педали, обновить их, найти новую, спланировать покупку, поискать новый пэд, вернуть Феликсу старый и взяться за ум. Взяться, сука, за ум. Сколько можно уже проебываться, а? Ты ведь талантливая девочка. А еще ты дружишь с ритмами, и глаза у тебя горят, и руки из нужных мест растут. Не хватает только практики. Она же сила воли. Или просто спокойствие-равновесие-собранность-гармония. Учись распределять время. Смотри: впереди выходные. Там будет три дня, три вечера и одно утро. Утро - выспаться. Один вечер на хорошую республику и джаз, второй на побухать сидра с Террошей, очень уж соскучилась по всем троим: и по побухать, и по сидру, и по Терроше. А дни уж соизволь потратить на полезности другого рода. Читай учебное. Именно учебное. Читайчитайчитай. Будь молодцом. И все будет хорошо. Там еще день понедельника и день вторника в запасе (нет). И не просри на ингресс. Будь умничкой, держи свой сканер в кармане.

Там были еще два добрых пункта, про которые я собиралась написать, но это, видимо, уже в другой раз. А сегодня ограничусь тем, что иногда люди - это прекрасно. И иногда я их люблю. Лучусь радостью и солнцем, лезу обниматься и чувствую легкую, воздушную и сладкую, да-да, ее самую.

Любовь.

Доброй ночи/утра, Мир.
0
loon
Вчера был очень выматывающий день. Я отдала столько энергии, что моя любовь ко всем просто испарилась. У меня не хватает больше чувств, чтобы испытывать влюбленность.
И даже не могу сказать с точностью, нравится мне это или нет.
Вроде, я была со всеми. Много улыбалась, танцевала. На меня обращали внимание, даже статистика в вк повысилась. Вроде, это то, что я всегда хотела, но к вечеру мне стало так тошно от всех этих мероприятий, что убейте меня.
Слишком много энергии ушло. Опустошена, чувствую себя отвратно.
0
youngrin
Мне не хватает сил
0
random
ElenAlekseevna
… только Небу известно, все о нашем сиротстве… (с)
leni
Girl, Interrupted.
Я кручусь в бесконечном треугольнике: страх -> избегание (ничегонеделание) -> чувство вины и стыд, страх перед началом и так далее.
Перестала испытывать страх перед отделением - стала манкировать режимом. Это сразу бросает в Печаль и свернуться-в-клубочек-и-лежать. Ничего я не хочу, обедать не буду, на терапию не пойду. Наверное, это нехорошо.
Я говорю - тревога - ибо это универсально понимаемо. Но моя тревога скорее похожа на стеклянный кокон вокруг меня, который внешняя среда дергает за ниточки.
Апатия. Не могу сконцентрировать внимание ни на чем более пяти минут. Фильмы, книги о депрессии.
В последний наш день в Красноярске он сказал, что ему было сложно встать утром и неприятно, когда девочки стали звать на завтрак, и раз уж даже утром просыпаться не в радость, то нужно все это сворачивать.
Черт меня дери, но я считаю, что то, что у меня проходит "фоновым чувством", имеет право на реализацию. То есть да.
Одногруппники молчат. Им там читают геоархеологию.
Здесь все передружились, одна я ни с кем не разговариваю.
Мне так жаль, так жаль.
Надо написать сказку. про рыбовода, Главрбу и птичку-чекистку. И про трамвайную вишенку как побочную жертву.
"И не знаю, зачем я живу".
Сигареты мерзкие, хочу перейти на самокрутки, только денег нет.
ginger
пока тупые одногруппники открывают свои школы, покоряют Китай и прочее,
я работаю в обычной школе с нагрузкой 29 часов.получаю пиздюли от администрации и родителей.

я думаю жизнь у меня удалась.
а если отбросить сарказм, то я тупая до невозможности неамбициозная скотина со склонностью к самобичеванию.

это я должна просыпаться по утрам с мыслями: «что я самая охуенная» «это ко мне идут учиться» и все в таком духе.

пока же я просыпаюсь с мыслями: «сука.сука.сука.еще один ебучий день.»
я через силу пытаюсь встать.я через силу делаю все.
пытаюсь максимально выложиться в детей, но им похую откровенно.по некоторым так и читается: иди-ка ты нахуй, Анна Константиновна.

пожалуйста, скажите мне это дерьмо вообще закончится?

или все реально такие пиздатые педагоги, а я..(слово не подобрала)
ElenAlekseevna

«

«Но у тебя все равно оставался выбор — между этим коридором и темным.» «Верно.» «Почему же ты выбрал этот?» «Здесь светлее.»»
— Роджер Желязны
fitile
Мне невыносимо страшно быть одному. Я не двигаюсь с места, потому что страх на самом деле парализует
0
Defective
Его осень не похожа на то, что привыкли описывать в книгах и фильмах. Никакого пафоса, никакой романтики. Он бы и хотел радоваться смене сезона, предстоящему Хеллоуину, горячему кофе. Но не получается. У него никогда ничего не получается осенью.
Он не знает, можно ли назвать это депрессией. Поэтому он называет свое состоянием обострением. Депрессия-звучит сильно и долгосрочно, она не может в один миг исчезнуть. А обострение… Чего от него ожидать?
Так смешно, что именно осень является его любимым сезоном. Ему так нравится наблюдать за тем, как деревья скидывают с себя листву, готовясь к предстоящим морозам. Их жизнь неожиданно замирает, хотя только недавно они грели свои листья под лучами летнего солнца.
Он чувствует себя подобно дереву. Сначала внутри будто листопад, такой яркий и красочный. Но когда-нибудь он заканчивается, а листья начинают гнить. Он начинает гнить изнутри.
В начале каждой осени он обещает, что будет держать себя в руках, не давать себе спуску, стараться не падать духом. Но каждый раз он нарушает данное себе обещание. Лежа в кровати, в полной темноте и тишине, он роняет слезы, даже не зная, из-за чего заплакал. А еще эти дурацкие мысли. Их так много, что порою хочется биться головой о стену.
Как-нибудь, он поймает себя на том, что уже битый час смотрит на людей. Н таких счастливых, улыбающихся людей. Он пытается понять, что с ним не так. Почему каждый раз какой-то гребанный сезон выбивает его из колеи жизни, заставляя бороться за свою адекватность и уравновешенность. Почему каждую гребанную осень приходиться ломать все то, что еще летом делало его похожим на этих прохожих?
Он как дерево, скидывает листья. В очередной раз. Вот уже какую осень подряд. Он уничтожает все вокруг, а вместе с этим и самого себя.
А потом замирает. И ждет. Ждет, когда обострение пройдет. Когда он сможет вздохнуть полной грудью. Когда он без страха сможет смотреть с высоты. Когда он сможет улыбнуться, не наигранно, по настоящему.
Ему больше ничего не остается, как зашить себе рот, подтянув уголки губ немного вверх, и ждать. Ждать, когда его осень подойдет к концу.
against
вообще себя не понимаю.
я, вроде, полна амбиций и стараюсь двигаться и делать, но при это что-то внутри меня постоянно шепчет сдаться.
заставляю себя работать через нехочу, и черпаю силы от мысли, которая помогает держаться на плаву.
0
inzori
Вокруг меня сгущается чёрная воронка, как над Светланой из Ночного Дозора.
Главное - верить, что очень вовремя на горизонте замаячит Антон Городецкий.
0
leni
теперь и здесь мне страшно
Прекрасно-прекрасно, выговор, "пожарная сигнализация", господи, и кто тут ненормальный? Я хотела плакать и курить В УЕДИНЕНИИ.
Почему-то когда я нарушаю закон. к этому приковывается все внимание. Охранник-то курит у самой двери, ему можно НАРУШАТЬ.
А если я разобью тарелку за обедом? Я же псих. Не свою, своя пластмассовая. Вылью суп кому-нибудь на голову.
я хочу быть невидимой.
cvetyvnutry
Что вы делает с тревогой? Когда она просто сидит внутри каждый день, всегда, но никак не выходит наружу.
Может, есть какое-то суперуспокоительное?
3
nagla
Можно стать другому человеку хорошим другом только в том случае, если ты уже стал хорошим другом себе.

В остальных случаях дружба в итоге становится чем-то несуразным.
0