in the name of justice
acedia
-мам, чем будешь заниматься вечером?
-страдать.

никогда не сомневался, что я - родной ребенок.
0
acedia

we got the power

0
nothingpersonal
18:26
… все говорят, что мы вместе…
все говорят, но немногие знают - в каком…
0
fuji-san
purr-purr-purr
Записались с Левчиком на олимпиаду только потому, что там ручки раздают.
Писать нечем, уже полгода карандашами шкрябаем.
Это как вообще, в норму вписывается?
0
nynorsk
Желание, потребность 'быть лучше всех' стали уже жизненно необходимыми. Я не вижу смысла своего существования, когда нет моментов борьбы, конкуренции.

Твержу себе как мантру, что сравнивать себя с другими, пытаться стать лучше других - плохая тактика. Но все тщетно. Не могу справиться со своим тщеславием и осознать наконец, что единственный, с кем ты должен себя сравнивать и ради кого тебе стоит напрягаться - ты сам.
0
Pax
Я не хочу сражаться. Не хочу получать что-то путем уловок, хитростей, подлостей. Я не могу так, меня убивает все это вранье и лицемерие, душит.
Почему нельзя быть просто открытым. Просто говорить все, как есть, хотя бы близким людям. Разве не было бы от этого проще понимать друг друга.
inspite
Перестал смотреть сериал потому что слишком много стало про отношения.
0
ParvaMundi
Кто-то готовится к зачетной неделе, а кто-то пересматривает Гравити Фоллз
0
awallflower
Хочу сидеть в каком-то открытом пространстве, вроде крыши на Лиговском и писать в дневнике мысли.
0
nemnogonervno

Очень тяжело привыкнуть к тому, что в 8 утра я выхожу на улицу в заснеженной Москве, чтобы отправиться в универ, а не в солнечном Сукко бегу строить свой любимый отряд на зарядку.
Поскальзываясь на каждом небольшом кусочке льда я корю себя, что жаловалась на океанские лужи около Брига. Как много бы я сейчас отдала, чтобы вернуться к этим лужам, а не мёрзнуть в пуховике, свитере и тёплой шапке.
Но, пожалуй, самое грустное то, что вместо заспанных лиц своих детей, я вижу только их сообщения вконтакте, приходящие аж с 4 утра (разные часовые пояса). Что я не могу говорить им каждый вечер на огоньке, какие они замечательные и я как их люблю. Остаётся только писать письма, скучать и заполнять огромную пустоту в душе мелкими радостями повседневной жизни.

0
01062014
Я не уверен, что у меня что-либо получится. Все это не моё и не так. Я чувствую себя постоянно уставшим, когда думаю о работе. Ужасно тоскливо.
0
01062014
Одновременно со мной работу ищут тысячи других. И все они лучше меня.
0
ParvaMundi
Если вы услышите слабый крик где-то вдалеке, наверно, это я пытаюсь делать курсачи
0
blackmiror
Вы любите свою учебу? Вам нравится ваша работа? - черный шрифт на сером фоне, но интерес вроде бы неподдельный.
-Нет и нет, - уставшие ответы другого цвета.
Черный шрифт останавливается и замирает, идет многоточие - попытка подобрать слова, но мне это не особо нужно. Сейчас полный завал с инвентаризацией и мне не сразу удается ответить, хотя сообщений набралось много. Медленно разгребая их, глаза пробегаются по черным строкам, которые с некой заботой спрашивают, все ли хорошо. В очередной раз моим ответом служит категоричное нет, и на той стороне диалога, моя психолог, наверное, вздыхает или пожимает плечами. Честно говоря, я не знаю, никогда не видела ее в лицо. Но я не видела именно ее, с другими же знакома лично.
Никогда не знала, как начинать разговор со всевозможными психиатрами и психотерапевтами. Вроде бы понятно, что стоит рассказать о проблеме, но как быть, если она кажется такой ничтожной и незаслуживающей внимания?
В первый раз я рыдала без возможности остановиться. Каждый вопрос, уточнение врача вызывали бурю, которая накрывала с головой. Помню, как дрожали ноги, как я заламывала под столом руки и нервно сглатывала. Мне никогда не приходилось раскрывать настолько личные переживания. Думалось, что слова найдутся сами, но как бы не так. В голове полнейшая пустота и только страх да дрожь пробирали до самых костей. Мне тогда прописали антидепрессанты и отправили домой, выравнивать эмоциональный фон. А я шла и чувствовала себя такой убитой, словно по голове чем-то тяжелым приложили. Ватные ноги, путаные мысли, слабость. Потом была психотерапевт с вкрадчивым голосом. Психолог, хмурившаяся из-под квадратных очков, когда я проходила какой-то тест на психодиагностике. Тогда мне уже не было так удушающе страшно, но обрабатывая результаты, она начала намекать на то, что я люблю неправильно. Что вновь вызвало болезненные воспоминания и слезы, которые даже не собирались останавливаться.
Из этой клиники я всегда выхожу убитая, безэмоциональная и почти мертвая. Каждый день я жду, когда все исправится, мне станет легче, и жизнь будет восприниматься с другой, более светлой стороны.
Мне необходимо все куда-то выливать. Здесь будет целый склад моих страдашек. Оправдываюсь перед собой даже здесь.
0